РРФ Петр Карлович Ломновский
Портрет
Жена
Анастасия
Кирилловна
Михаловская
* нач. XIX в.
Дети
Николай
Петрович
* 1831
Михаил
Петрович
* 1833
† 1869
Софья
Петровна
* 2-я четв. XIX в.
Петр
Петрович
* 2-я четв. XIX в.
Владимир
Петрович
* 1845
Зоя
Петровна
* 1850-е
† 10.11.1877
Древо рода
Предки
Цепь родства
1798 – 1860

генерал; 1844-60, начальник Инженерного училища

——— Ирина Михайловна Яковлева ———

Его отец Карл Петрович Ломновский бы учителем в Николаевском Инженерном училище (В 1826 г.)

http://jpegshare.net/2a/b0/2ab06e7f4a...

В 1827 г.

http://jpegshare.net/93/3e/933efba518...

Портрет Петра Карловича: http://viupetra.3dn.ru/publ/lomnovski...

ЛОМНОВСКИЙ Пётр Карлович(1798 – 27.1.1860)

Автор статьи Брюховецкий Р.И.

Русский военный инженер Пётр Карлович Ломновский

Генерал-лейтенант,Начальник Николаевского инженерного училища (ИУ), потом Николаевской Инженерной Академии (ИА)

На военной службе с 1814 г.

1817 – окончил Главное ИУ. Прапорщик.

1819 – окончил Офицерские классы Главного ИУ по 1 разряду, с отличным успехом и со внесением имени на мраморную доску Почета в конференц-зале Училища. 1 выпуск. Подпоручик.

1821 – преподаватель Главного ИУ по строительному искусству. Привлекался к решению архитектурных и конструктивных проблем возводимого с 1818 по 1858 г. Исаакиевского собора, в частности выполнил расчеты купола. Начальник контроля Строительной комиссии, наблюдавшей за сооружением собора.

1832 – помощник начальника Главного ИУ, инспектор по Инженерному ведомству. Полковник (1834).

11.11.1844-27.1.1860 – начальник Главного (с 21.2.1855 – Николаевского) ИУ, и с 21.2.1855 – и Николаевской ИА).

Член Военно-учёного и Военно-цензурного комитетов и совета Главного управления путей сообщений и публичных зданий.

Генерал-майор (1845).

Генерал-лейтенант (1853).

В 1845 – несколько месяцев находился во Флоренции на заготовке мрамора для строительства Исаакиевского собора. По русскому обычаю дело не обошлось без хищения казенных денег, за что его прозвали «Мраморным».

В период руководства Училищем: Переведены на русский язык сочинения барона Эльснера по фортификации. «Курс военно-строительного искусства», ч. 1 (С.-П., 1827) и ч. 2 (с чертежами, С-П., 1831);

Устроены учебные мастерские для обучения кондукторов;

1850 – вывод комиссии по результатам проверки Училища: «…программы и руководства по всем предметам удовлетворяют требованиям и цели образования военного и воспитания общего, что метода учения военно-учебного заведения основана не на работе памяти, а на развитии мышления»;

1852 – согласованы учебные программы Главного ИУ с учебными программами КК, воспитанники которых были основными кандидатами для поступления в офицерские классы;

22.2.1855 – Главное ИУ в память его основателя – императора Николая I переименовано в Николаевское ИУ;

30.8.1855 – Офицерские классы Главного ИУ переименованы в Николаевскую инженерную академию, при этом Николаевская ИА вошла в объединенную Императорскую Военную академию; Внедрение опыта инженерного обеспечении боевых действий в Крымской войне 1853-56 гг.;

После 1856 – с целью удовлетворения потребностей ИВ в офицерах разработаны новые правила для производства в офицеры кандидатов из числа юнкеров и унтер-офицеров сапб и конно-пионерного дивизиона; Оставлены в Училище репетиторами выпускники – будущие крупнейшие учёные (Герсеванов, Войницкий, Орда, Карлович, Кюи, Иохер и др.).

Исторический очерк развития Главного Инженерного училища, 1869 г.: «Ничто не ускользало от зоркого глаза Петра Карловича, имевшего необыкновенные способности побуждать к занятиям и заставлять учиться даже беспечных и нерадивых... Он... постоянно присутствовал на лекциях, репетициях и экзаменах, и вследствие этого отлично знал всех обучавшихся в Училище, их способности и наклонности; в этом отношении, благодаря своей наблюдательности, он почти не ошибался». Женат. Девять детей, в т.ч.: Николай (около 1831 – ?) – окончил Офицерские классы Главного ИУ (1851), военный инженер, полковник, командир 2 Кавказского сапб; Петр – полковник.

Источники информации

1. Волков С.В. Генералитет Российской Империи: энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. В 2 т. – М.: «Центрополиграф», 2009.

2. Лесков Н.С. Привидение в Инженерном замке. – М.: Изд. «Правда», т.7, 1989.

3. Под редакцией Н.И. Сердцева. Инженерные войска России. Исторический очерк. – М.: ВИУ, 2001.

4. Военный энциклопедический словарь инженерных войск. – М.: ВИА, 2004.

5. http://www.rvb.ru/leskov/02comm/043.htm.

6. http://www.edemvpiter.ru/rus/saint-pe...

____________________________________________________________________

ПЁТР КАРЛОВИЧ ЛОМНОВСКИЙ

Статья написана потомком П.К. Ломновского Любовью Владимировной Серовой. (Доктор биологических наук, действительный член Международной академии астронавтики, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники за серию экспериментов с животными на биоспутниках "Космос").

Первая русская инженерная школа была открыта в Москве в 1712 году. В указе о её создании Пётр Первый писал: "Отыскать мастера из русских, который бы учил цифири... когда арифметику окончат, учить геометрии столько, сколько для инженерства надлежит и потом учить фортификацию". Ещё одна инженерная школа была создана в 1719 году в Петербурге. Понимая всю важность инженерных знаний для силы государства, Пётр говорил: "Зело нужно, чтобы офицеры знали инженерству, того ради офицерам и унтер-офицерам оному обучаться, а если кто не будет знать, то выше чинами производиться не будет".

После Петра Первого развитие инженерного дела замедлилось. Московская школа закрылась, Петербургскую инженерную школу несколько раз объединяли, разъединяли и снова объединяли с артиллерийской, а при Екатерине Второй они были преобразованы в кадетские корпуса, т.е. "спущены" на более низкую ступень в системе военного образования.

Следующий "прорыв" в этом направлении произошел только в 1819 году, он был связан с именем великого князя Николая Павловича, будущего императора Николая Первого. В 1817 году великий князь был назначен шефом лейб-гвардии Сапёрного батальона, а затем - генерал-инспектором по инженерной части. Это назначение не было случайным, поскольку он "давно тяготел к военно-инженерной специальности". В 1819 году на базе Инженерной школы при Чертёжной экспедиции Николай Павлович создаёт Главное инженерное училище "для образования искусных инженеров и сапёрных офицеров". Сначала училище располагалось в павильонах близ Михайловского замка, а затем "перебралось" в замок, который в 1823 году высочайшим повелением был переименован в Инженерный. В 1855 году училище было преобразовано в Николаевскую инженерную академию и училище. В таком виде это учебное заведение просуществовало до революции, дав России многих первоклассных военных инженеров. Среди его выпускников - герои Севастополя, Кавказских войн, Шипки и Плевны, Порт-Артура, строители "оборонительных преград на обширных окраинах нашего отечества", мостов и железных дорог. В Севастополе был поставлен памятник выпускнику училища знаменитому военному нженеру Э.И.Тотлебену, а в Ташкенте - другому выпускнику К.П.фон Кауфману, командовавшему войсками Туркестанского военного округа при взятии Самарканда, Хивы и Кокандского ханства.

Выпускники училища и академии закладывали и основы гражданского инженерного дела. Среди них - П.Н.Яблочков, изобретатель "свечи Яблочкова", предтечи так привычного сегодня электрического освещения, выдающиеся строители К.Я.Зверев, Д.С.Заботкин, А.Струве и другие; М.Н.Герсеванов, много лет бывший директором Института путей сообщения; Х.Головин - начальник Технологического института; А.Савурский, создавший "Инженерный журнал" и 52 года остававшийся его редактором.

В Инженерном училище воспитывались Ф.М.Достоевский, Д.В.Григорович, И.М.Сеченов и другие деятели культуры. А некоторые военные инженеры всю жизнь совмещали работу по специальности со служением искусству. Например, известный композитор Цезарь Кюи преподавал фортификацию сразу в трёх Академиях - Николаевской инженерной, Михайловской артиллерийской и Генерального штаба, был заслуженным профессором и генерал-майором. Им написано много книг о военном деле, некоторые из которых переведены на иностранные языки, а его "Краткий учебник полевой фортификации" выдержал семь изданий.

Высочайший уровень научных и технических знаний выпускников обеспечивался постоянным усовершенствованием системы образования, напряженным трудом (лекции начинались в 7 часов утра!) и, конечно, подбором преподавателей. В училище и академии в разные годы преподавали знаменитый геометр академик М.В.Остроградский, автор известного учебника физики Д.Е.Краевский, известный специалист по взрывчатым веществам и цементному делу А.Р.Шуляченко, автор книги "Атаки и обороны крепостей" А.А.Иохер, академик архитектуры А.И.Тихобразов и многие другие замечательные педагоги.

На публичных экзаменах обычно присутствовали руководители инженерного ведомства, великие князья, а иногда и сам император. Сохранились воспоминания учеников об экзаменах 1823 года. На один из экзаменов с Александром Первым приехал прусский король и к его восторгу ученики на немецком языке рассказывали об устройстве прусских орудий, а через два дня на экзамен по истории с императором приехал французский посланник, и воспитанники на французском языке рассказывали о французской истории. Таков был уровень подготовки!

Несмотря на загруженность учебной программой, воспитанники находили время, чтобы заниматься в специальном кружке ревнителей военных знаний, в литературном кружке и "фотографии", в духовом оркестре, хоре певчих и оркестре балалаечников; в 1908 году был создан "воздухоплавательный" кружок, а в 1911 - футбольный.

Училище и академия были для воспитанников родным домом не только во время учёбы, но и после выпуска. В книге, составленной М.Максимовским к 50-летию училища, приведён поимённый список ВСЕХ воспитанников за прошедшие 50 лет с указанием года окончания, места распределения и положения к моменту юбилея, т.е. для многих сорок и более лет спустя после окончания. Поистине никто не был забыт, независимо от чинов и званий.

В 1898 году было учреждено Общество вспомоществования лицам, получившим образование в Николаевской инженерной академии и училище. Из скромных взносов скоро образовались настолько значительные суммы, что общество могло оказывать существенную поддержку попавшим в нужду бывшим воспитанникам, их вдовам и сиротам. В обществе имелся специальный капитал, оставленный Э.К.Энгманом, который много лет преподавал фортификацию и был одним из инициаторов создания общества; проценты от этого капитала шли на помощь нуждающимся юнкерам при окончании ими училища.

В книге М.Максимовского в длинном списке выпускников первым стоит Пётр Карлович Ломновский, окончивший училище в год его создания - 1819 (по-видимому, он пришел в училище вместе с Инженерной школой, на базе которой оно было создано). Он был "помещён на почётной мраморной доске" и оставлен в училище репетитором, преподавал строительной искусство, был инспектором классов, а с 1844 года в течение 16 лет был начальником училища (до смерти в 1860 году).

Пётр Карлович принимал активное участие в строительстве Исаакиевско собора. Им сделан расчёт купола, в 1827 году он был назначен начальником контроля Комиссии по строительству собора и оставался на этой должности до освящения храма в 1858 году. Вот что написано о нём в "Историческом очерке развития Главного инженерного училища", вышедшем в 1869 году: "Ничто не ускользало от зоркого глаза Петра Карловича, имевшего необыкновенные способности побуждать к занятиям и заставлять учиться даже беспечных и нерадивых... Он... постоянно присутствовал на лекциях, репетициях и экзаменах и вследствие этого отлично знал всех обучавшихся в училище, их способности и наклонности; в этом отношении, благодаря своей наблюдательности, он почти не ошибался".

Эта наблюдательность генерала Ломновского сыграла важную, может быть, даже определяющую роль в судьбе замечательного русского физиолога Ивана Михайловича Сеченова.

Сеченов пробыл в Инженерном училище несколько лет, окончил первые - кондукторские - классы, получил чин унтер-офицера и перешёл в офицерские классы, где проучился всего год, а затем, недобрав нужного балла на экзамене, был "выпущен в армию без повышения в чине". В многочисленных биографиях Сеченова, написанных в советские годы, этот факт трактовался как несправедливость директора к свободолюбивому ученику. На самом же деле будущий великий физиолог был виноват в случившемся сам. Вот как он пишет об этом в "Автобиографических записках": "На экзамене по фортификации нужно было представить рисунок долговременного укрепления и за него ставили баллы... Все не мастера чертить и рисовать (к ним принадлежал и я) заказывали обыкновенно эти рисунки в чертёжной Инженерного департамента... Заказанный мною рисунок подписал... (капитан ведший предмет)... без всяких расспросов, не предчувствуя ожидавшего меня на экзамене из его предмета сюрприза. Генерал Ломновский, конечно, присутствовал на этом важном экзамене, и как только я представил рисунок, схватил циркуль и стал сверять размеры всех частей с приложенным к рисунку масштабом (чего я не делал). Злодей рисовальщик устроил мост через ров в 5 сажен вместо 3; это не ускользнуло от циркуля генерала, и он поставил мне за рисунок 15. Другими словами: сразу лишил меня возможности перейти в верхний класс подпоручиком. Зная это, я перестал готовиться к экзаменам, как следует, и получил второй скверный балл из нелюбимого мною строительного искусства". Вспоминая об этом событии, казавшемся тогда трагическим, много лет спустя, Иван Михайлович Сеченов записал: "Мог ли я тогда думать, что непочётное удаление из училища было для меня счастьем? Инженером я во всяком случае был бы никуда негодным"...

В 1914 году выпускники училища подготовили и издали небольшую книжку "Юнкерам Николаевского инженерного училища от старших товарищей". Может быть, опалённые огнём Первой мировой войны, они чувствовали (кто знает, где рождаются наши предчувствия?), что училище, большинство "старших товарищей", да и молодых юнкеров не доживут до 100-летнего юбилея в 1919 году, и хотели оставить книгу-историю, книгу-память? А может быть они хотели, чтобы их заветы дошли до будущих поколений защитников Отечества, продолжателей славных традиций русских военных инженеров - ведь книга живёт долго, переживая своих авторов. Как актуально звучат сегодня слова, которыми эта книга кончается: "Благодаря трудам... ваших предшественников, с давних пор установился взгляд, что инженерный офицер может дать указания и ответы по разнообразным вопросам военной техники, должен и может выйти победителем из труднейших обстоятельств; словом, что для инженера и сапёра в этой области нет ничего невозможного.

Помните также, что вам придётся повелевать другими, обучать и воспитывать их, а для этого необходимо и самим уметь подчиняться, учиться и воспринимать военное воспитание; помните, наконец, что без упорного труда и честного самоотверженного исполнения долга нельзя стать не только хорошим офицером, но и полезным гражданином... Мы видим в вас живое продолжение дела, которому мы отдали свои силы". __________________________________________